В рамках Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась встреча между министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым и министром иностранных дел Грузии Давидом Залкалиани. Она была организована при посреднической миссии МИД Швейцарии (напомним, что Швейцария с 2009 года представляет интересы России в Грузии и интересы Грузии в России).

Как заявил действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Словакии Мирослав Лайчак, эта встреча «показывает, что существует надежда на конструктивный диалог, который может снизить напряженность и укрепить стабильность, что выгодно всем гражданам, проживающим в регионе ОБСЕ». Действительно, первый контакт между главами МИД России и Грузии сам по себе приобретает важное значение, поскольку, как заявил Залкалиани, «это была бы первая возможность на таком уровне сказать России напрямую то, что необходимо». Понятно, что и Москва использовала эту возможность для обозначения своего видения проблем в российско-грузинских отношениях, в том числе то, что связано с Женевскими переговорами, позицией Тбилиси в части перспектив вступления в НАТО и т. д. Понятно, что первая ласточка не делает весны, но она может создать предпосылки для снижения напряженности на пограничной линии между Южной Осетией и Грузией.

Мирослав Лайчак
Мирослав Лайчак
Hague.mfa.sk

И не только это. Появились сообщения о возможности возобновления авиасообщения между Россией и Грузией. Накануне Лавров заявил, что ему «кажется, что это будет правильно после того, как большинство грузинского населения осознало контрпродуктивный провокационный характер той выходки, которая произошла в грузинском парламенте, когда там заседала Межпарламентская ассамблея православия». Помимо того, как говорит советник премьер-министра Грузии Ираклий Чиковани, на Тбилиси оказывают давление европейские партнеры с целью возобновления диалога с Россией хотя бы на уровне МИД. Это момент, к которому Грузия оказывается неготовой. Вопреки призывам президента Саломе Зурабишвили к Западу начинать любые переговоры с Россией с грузинской точки зрения, появляется новая реальность, которая диктует новую модель поведения. По мнению спецпредставителя премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Россией Зураба Абашидзе, обозначен следующий тренд: западные партнеры настаивают, чтобы Грузия и Украина «начали вести диалог с Россией» и нашли «общие точки соприкосновения».

Зураб Абашидзе
Зураб Абашидзе
Gov.ge

Если говорить конкретно о Тбилиси, то это осложняется отсутствием дипломатических отношений с Россией, а формата международных Женевских дискуссий и встреч дипломатов двух стран в Праге для повышения эффективности и результативности таких переговоров явно недостаточно. Но дело не только в этом. Существует еще один тренд. На декабрь нынешнего года намечено проведение в Лондоне саммита глав государств и правительств НАТО, который приурочен к 70-летию образования альянса. На нем должны объявить о приеме 30-го члена — Македонии. В этой связи генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сообщил, что в ходе встречи в Нью-Йорке он обсуждал с украинским лидером Владимиром Зеленским членство Украины в альянсе, упомянув при этом, что присутствовал на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 году, когда было принято решение, что «Украина и Грузия станут членами НАТО». Российская сторона уже отреагировала на это.

Лавров заявил, что Москва даст соответствующий ответ на активизацию НАТО и приближение военной инфраструктуры альянса к российским границам. По его словам, «если Грузия вступит в НАТО, Россия не начнет войну», но это «серьезно пошатнет отношения России с НАТО и теми странами, которые делают своим приоритетом вступление в него». Насколько реально рассмотрение вопроса о членстве Грузии в альянсе на саммите в Лондоне, сказаться сложно. Известны слова государственного секретаря США Майка Помпео о том, что «необходим ускоренный прием Грузии в НАТО», несмотря на то, что Тбилиси даже не предоставили необходимого плана действий. В структурах альянса набирает силу кампания с целью утверждения мнения о готовности Грузии с военно-технической точки зрения к вступлению в НАТО. По словам четырехзвездного генерала ВВС США Филиппа Бридлава, «вопрос теперь находится исключительно в политической плоскости».

Отметим, что недавно бывший руководитель НАТО Андерс Фог Расмуссен предлагал Тбилиси отказаться от Абхазии и Южной Осетии в обмен на членство в альянсе. Часть политиков, к примеру, член оппозиционной партии «Европейская Грузия» Отар Кахидзе, заявляла, что «Тбилиси не должен упускать такую возможность». Это суждения по сценарию «спасти то, что осталось от Грузии после кавказской войны 2008 года». По этому поводу президент России Владимир Путин в интервью телеканалу Fox News говорил, что Москва ответит «крайне негативно», если Украина или Грузия все-таки станут членами альянса. Россия в отличие от НАТО имеет значительно больше возможностей для развертывания оперативных действий в регионе. К тому же, по словам Бридлава, «западные страны вряд ли превратят свои осуждения в отношении Грузии в конкретные действия». Одним словом, вокруг Тбилиси вновь закручивается острая интрига.

Филип Бридлав
Филип Бридлав
Defense.gov

С одной стороны, ЕС, на который делает ставку президент Зурабишвили, начал ориентировать Грузию на диалог с Россией. Москва, идя на контакт с МИД Грузии, действует в параметрах именно этой парадигмы. С другой, есть внешние и внутренние силы, которые тянут Тбилиси в НАТО. Наконец, появились признаки того, что стала меняться позиция США, которые дистанцируются от Закавказья. По факту получается, что носители идей атлантизма в Грузии превращаются в «бесхозных» и в будущем могут сойти с политической сцены страны. Грузия вновь оказывается в ситуации 1920 года, когда ее территорию покинули английские оккупационные войска. Чем это закончилось тогда, хорошо известно. Чем закончится сейчас, посмотрим.

Мысли и позиции, опубликованные на сайте, являются собственностью авторов, и могут не совпадать с точкой зрения редакции BlogNews.am.