Сейчас, спустя восемь часов после катастрофы, ситуация постепенно проясняется. Последние несколько минут выглядели примерно так.

- В самолет ударила молния, раздался сильнейший хлопок, и по ходу движения - слева - сверкнула вспышка.

- Начались проблемы со связью, световая сигнализация вырубилась.

- Было слышно, как по корпусу стучит сильнейший град - принято решение вернуться назад в аэропорт.

- В это время из самолета уже валил дым.

- Пассажиры еще до посадки потянулись к выходу, чтобы скорее оказаться на земле.

- Кто-то даже сумел дозвониться до родственников и крикнуть в трубку: «Мы падаем».

  • Неудачное приземление. Пожар. Эвакуация. Паника.

Что было дальше, рассказывает одна из бортпроводниц «Суперджета» Татьяна Касаткина (ее прямую речь опубликовал интернет-проект «Baza»):

Бортпроводница Татьяна Касаткина Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Бортпроводница Татьяна КасаткинаФото: ЛИЧНАЯ СТРАНИЦА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ В СОЦСЕТИ

- Когда самолет остановился, эвакуация началась сразу же. Был виден пожар. Все орали, что мы горим. Но внутри самолета пламени не было. Это уже потом пассажиры рассказали, что от жара плавились иллюминаторы. Я уже никого не видела... Я выталкивала ногой дверь и толкала пассажиров. Чтобы они не задерживались на эвакуации. Прямо каждого за воротник.

Спустя несколько часов в аэропорту «Шереметьево» пассажир «суперджета» Дмитрий Хлебников скажет журналистам:

- Я благодарен Богу, что случилось все именно так. Спасибо стюардессам, они спасли меня. Девочки находились рядом. И помогали нам выбираться на трап из помещения, заполненного газом... Там было темно и невыносимо жарко.

Бортпроводница Ксения Фогель Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Бортпроводница Ксения ФогельФото: ЛИЧНАЯ СТРАНИЦА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ В СОЦСЕТИ

Дмитрий также заметил вспышку незадолго до посадки, что позволяет нам рассматривать версию с молнией как одну из основных.

Стюард Максим Моисеев до последнего оставался внутри салона горящего самолета, помогая пассажирам покинуть борт Фото: СОЦСЕТИ

Стюард Максим Моисеев до последнего оставался внутри салона горящего самолета, помогая пассажирам покинуть бортФото: СОЦСЕТИ

Бортпроводник Максим Моисеев до последнего героически боролся за жизнь пассажиров. Оставаясь внутри самолета, он также выталкивал выживших людей по надувному трапу. И, надышавшись газом, потерял сознание.

В Следственном комитете подтвердили гибель одного члена экипажа

Мысли и позиции, опубликованные на сайте, являются собственностью авторов, и могут не совпадать с точкой зрения редакции BlogNews.am.